www.archive.gov.tatarstan.ru

Вторник, 23 октября 2018

Главная страница  Гостевая книга
ГОСКОМАРХИВ РТ НА РТ ЦГА ИПД РТ ГА ДЛС РТ ЦГА АД РТ ГАП РТ Журнал "Гасырлар авазы - Эхо веков"
и его приложения

Национальный архив Республики Татарстан > Выступления сотрудников архива >

«Документы Мусы Джалиля в фондах Национального архива Республики Татарстан: новые поступления» Версия для печати


В фондах Национального архива РТ хранится более 100 документов за 1934-1943 гг., относящихся к жизни и деятельности Мусы Джалиля, среди них 11 автографов. В основном, это фонды организаций, где М.Джалиль работал или сотрудничал, находясь в Казани – фонд Татарского государственного театра оперы и балета, редакция газеты «Кызыл Татарстан», Казгорсовет. Самый большой комплекс документов о Джалиле содержит фонд Союза писателей Татарстана. Это, в основном, документы, относящиеся к периоду его работы ответственным секретарем правления Союза (1939-1941 гг.).

В фонде Президиума Верховного Совета ТАССР сохранилась переписка военного времени М.Джалиля с Председателем Президиума ВС ТАССР Г.А.Динмухаметовым. Одно из писем от 23 января 1942 г. о последнем пребывании поэта в Казани включено в Государственный реестр уникальных документов Архивного фонда РФ.
В ноябре 2009 года Национальный архив РТ пополнился еще пятью автографами Мусы Джалиля. Они поступили в составе личного фонда Амирхана Еники, приобретенного у дочери писателя – Резиды Амирхановны Тюменевой. Это четыре письма и записка, адресованные А.Еники за декабрь 1932-февраль 1933 гг.

По воспоминаниям А.Еники эти письма он обнаружил случайно в 1985 году, когда перебирал бумаги в папке, к которой не прикасался 50 лет: «Я был поражен, даже глазам не поверил, а когда прочитал, почувствовал себя немного виноватым перед Мусой. Совсем забыл, что у меня есть его письма!...». В 1986 году письма были опубликованы в газете «Вечерняя Казань» со вступительной статьей А.Еники[1]. Рукопись статьи и черновики материалов к публикации с правками автора тоже переданы в архив.
Вспоминая те годы Амирхан Нигметзянович писал: «Муса в Москве, я в Казани – наши встречи случались лишь тогда, когда он приезжал в Казань. Впервые мы с ним встретились… осенью 1928 года. Муса Джалиль всякий раз, как приезжал в Казань, останавливался у Ченекея, а я частенько навещал этого поэта. Там мы с Мусой и познакомились, помню сразу понравились друг другу, быстро сблизились. Отношения у нас всегда были дружескими, мы охотно и подолгу беседовали с ним. Муса был скромным парнем, в нем никогда не было спеси, к людям относился ровно и естественно. Вот эта простота, по-видимому, и привлекала меня…».

В 1932 году М.Джалиль был главным редактором детского журнала на татарском языке «Октябрь баласы» («Октябренок»), который издавался в Москве. Джалиль много ездит по стране, довольно часто бывает в Казани.
Джалиль организует работу журнала, пишет передовицы и публицистические статьи. Старается привлечь к работе татарских писателей и поэтов. «Я по-прежнему в «Октябрь баласы», – пишет он А.Еники в письме от 20 ноября 1932 года, – хотя в целом у журнала дела неплохи, литературные силы, к сожалению, участия не принимают. Амир! Давай-ка, напиши рассказ! Я серьезно, очень прошу тебя. Напиши для детворы! Большое дело бы сделал».

В январе 1933 года журнал переводят в Казань, где он начал выходить под названием «Пионер каляме» («Пионерское перо»). В письме от 16 февраля 1933 г. об этом говорит и Джалиль: «Начиная с 1 января рассматривался вопрос, быть или не быть нашим журналам «Октябрь баласы» и «Ударниклар». Я не смог бросить журнал и уехать, пока вопрос не решился… Теперь вопрос решен. Оба издания прекращены (объединяются с журналами Казани). Я хочу съездить в Казань на собственные деньги. Но до отъезда мне надо решить, где я буду работать».
В феврале 1933 года Джалиль все еще числится в штате журнала, в марте 1933 года его переводят заведующим отдела культуры центральной татарской газеты «Коммунист».

Помимо основной работы, Джалиль активно занимается общественной деятельностью. В Московской ассоциации пролетарских писателей (МАПП) возглавляет татарскую секцию, которая работала очень активно, организовывала литературные вечера татарских писателей, выпускала сборники их произведений, помогала молодым писателям, публикуя литературные рецензии и публикации о них в газетах и журналах.
23 апреля 1932 года ЦК ВКП(б) принял специальное постановление «О перестройке литературно-художественных организаций», которое ликвидировало ассоциации пролетарских писателей с целью «объединения всех писателей, поддерживающих платформу Советской власти и стремящихся участвовать в социалистическом строительстве, в единый союз советских писателей…». С выходом постановления по стране принимаются меры по его выполнению, для руководства литературным движением до создания Союза писателей создаются организационные комитеты.

В письме от 20 ноября 1932 года Джалиль пишет об образовании группы татарских писателей при комиссии национальных меньшинств организационного комитета Союза советских писателей. В бюро были избраны Шамиль Усманов, Гумер Тулумбай и Муса Джалиль.
После ликвидации МАППа общественная деятельность татарских писателей не затухает. Об этом пишет Муса Джалиль в том же письме: «У нас входит в традицию (правда, по инициативе газеты «Коммунист», а не нашего бюро) устройство вечеров поэзии. Позавчера читали и обсуждали стихи А.Фаиза. Будут вечера и других поэтов. Организовано жюри конкурса на лучший перевод «Интернационала» на татарский язык. Вся работа на мне… Завтра состоится обширное совещание писателей нацменьшинств. Послушаем доклад издателей. Идет подготовка к вечеру татарской литературы в масштабе всей Москвы…».

Внимание и интерес Джалиля, конечно, не ограничивались только живущими в Москве писателями.
В письме от 26 декабря 1932 г. он описывает встречу татарских писателей-москвичей с председателем оргкомитета Союза писателей Татарии Галимджаном Нигмати. На встрече Джалиль резко критиковал деятельность оргкомитета. «Я ведь побывал в Казани и видел, как там обстоят дела, – пишет он, – В Казани… никаких перемен, ничего нового, не ощущается какой-либо сдвиг в связи с решением ЦК партии, оргкомитет крайне пассивен, писателей не организует, материальной помощи не оказывает. Критиковал я решительно… Я сказал, что оргкомитет не ищет особого подхода к отдельным писателям, чтобы привлекать, стимулировать их творчество, сплачивать в коллектив. В связи с этим я упомянул и о тебе. Почему, говорю, не привлекается, например, молодой, талантливый писатель Еникеев?... Упомянул, что обособленно живут и Туфан, и Фатых Хусни и другие».

Спустя несколько лет, будучи ответсекретарем Союза писателей Татарии Джалиль на деле доказывал свою правоту – организовывал писателей, занимался их творческими и материальными делами, поддерживал молодежь.[2]
Будучи неравнодушным человеком Джалиль в письмах к Еники заботится о его творческой судьбе. Дело в том, после 1929 года, когда вышла в свет его первая повесть «Дус кеше» («Друг») и другие рассказы, Амирхан Еники надолго бросает творчество. В 1931-1934 гг. учится в Казанском институте научной организации труда и с 1934 по 1939 год работает в различных учреждениях и предприятиях Казани и Баку.
В те годы редакторы изданий с большой неохотой брали произведения сугубо лирического характера, предпочитая им сочинения на актуальные темы с яркой агитационной направленностью. Камерные литературные опыты Амирхана Еники не отвечали этим требованиям, и он был практически неизвестен широкой читательской публике.
В связи с этим Джалиль пишет: «Не сторонись литературной жизни! Пиши и печатайся!.. Говорят же – дитя не плачет, мать не разумеет! Если не писать, не ходить, не показываться, невозможно получить и должную оценку себя, и внимание… Ты, безусловно, талантливый и острый писатель. Создаешь красивые, изящные вещи…».

Он приводит в пример Наки Исанбета, который был вынужден расстаться с литературной деятельностью в связи с обвинением в «джидегенстве»[3]. Но, работая чернорабочим на фабрике «Спартак», продолжал писать. Как пишет в своих примечаниях к публикации А.Еники: «Как видно из письма, Муса был хорошо осведомлен об Исанбете и одобрительно относился к его поступкам».
Есть в письмах еще один момент, житейский. В записке к письму от 20 ноября 1932 года Джалиль просит Еники заказать для него зимнее пальто: «Я остался на зиму без пальто, брат! Если ты мне друг и хочешь помочь, не окажешь ли одну услугу: не сумеешь ли заказать для меня пальто из какого-нибудь меха, как вон у тебя… главное, чтобы красиво было и добротно…». Амирхан Еники выполнил просьбу товарища, пальто заказал. «По словам Амины-ханум, его жены, – вспоминает А.Еники, – в 1934 году на Мусе было новое пальто из черного сукна с каракулевым воротником, возможно, именно то, что сшили в Казани».

По воспоминаниям А.Еники его встречи с Джалилем продолжались до 1934 года. Затем Муса по роду занятий стал реже приезжать в Казань. В 1939 году, когда он был избран ответственным секретарем Союза писателей Татарстана и переехал в Казань, Еники уехал в Узбекистан.  Так их связь прервалась.
В заключение хотелось бы привести слова Амирхана Еники о Мусе Джалиле, которые он сказал на встрече со школьниками: «Муса прежде всего был поэт. То есть гуманист по призванию, человек огромного великодушия, сострадания к людям. И он, конечно же, не мог мириться с жестокостью и насилием. В этом, мне кажется, скрыты истоки его героизма».
Заместитель директора Национального архива Республики Татарстан
Нерозникова Н.Д.


[1] Газета «Вечерняя Казань», № 39, 1986, 15 февраля.
[2] Нерозникова Н.Д. Муса Джалиль в документах Национального архива Республики Татарстан (к 100-летию поэта) // Отечественные архивы. - 2006, № 1. – С. 49-54.
[3] Весной и летом 1928 года в Казани и в Уфе произошло несколько неофициальных встреч молодых татарских писателей и поэтов, на которых они договорились поддерживать друг друга в творческих начинаниях путем написания положительных рецензий в прессе и протекции в издании авторских работ. Инициаторами были Тухват Ченекай в Уфе и Адель Кутуй в Казани. Предположительно, в этом союзе должны были участвовать, помимо инициаторов, Абдрахман Минский, Сайфи Кудаш, Сагит Агишев, Наки Исанбет. Седьмой член союза, видимо, не определился - в документах зафиксированы разные фамилии. По предложению Т.Ченекая это негласное объединение было названо «Джидегян» («Семерка»). 7 февраля 1931 года в Казани были арестованы А.Кутуй, Н.Исанбет, Т.Ченекай и А.Минский (Алабердиев). Следствие, продолжавшееся восемь месяцев, зашло в тупик. А.Минский и Н.Исанбет были выпущены досрочно 15 апреля с подпиской о невыезде, А.Кутуй и Т.Ченекай за недостатком улик были освобождены прокуратурой 16 сентября. (Гайнетдинов М., Рахимов С. Наки Исанбет: «В Казани литературно-общественная атмосфера нездоровая» // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 1997, № 3/4. – С. 139-141.)


Поиск по сайту
Расширенный поиск

Краткая история
Положение о Национальном архиве Республики Татарстан
Состав документов
Новые поступления документов
Научно-справочный аппарат
Тематические базы данных
Издательская деятельность
Научно-справочная библиотека
Читальный зал
Юбилейная летопись: 100-летие образования ТАССР (1920-2020 гг.)
Выставки
К 70-летию Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.
Выступления сотрудников архива
Запросы, исполняемые архивом
Услуги
Путеводитель
Архивы организаций
Контактная информация